17:18 

Смотрите на облака - и увидите суть вещей.
Мои литературные эксперименты.

ЛЕШИЙ


Сегодня я привез из леса душу старого дерева. Не знаю, сколько лет было этому клену, росшему на крутом берегу глубокого, густо поросшего деревьями длинного и глубокого оврага, но его корни полностью прогнили и дерево рухнуло на косогор. Дожди и тлен очистили ствол от коры, а комель порос мхом. Два небольших дупла по бокам образовали глазницы, а заросший годовыми наслоениями сучок – нос, и получилась мордочка лешего, даже с рожками из обломанных корней и зеленой моховой шевелюрой.
Я приметил это место еще в прошлый приезд недели три назад. Оно привлекло меня своей Силой и заметной необычностью. Тогда я не увидел Лешего – просто стоял на краю поляны (хотя странно называть поляной место на крутом косогоре) и пытался «достучаться» к Духу оврага. Мне это удалось, и на несколько минут меня «пустили в гости». Из воздушных, хрустально чистых, искрящихся весенним солнцем парадных дверей Леса я попал в густой плотный сумрак внутренних покоев. Здесь все было иным – деревья, трава, ручей, сам Овраг – все это было единым целым, жило одной жизнью, хотя каждый из жителей этого мира был виден и выделялся из общего фона, стоило обратить на него внимание. Да и «общего фона», вообще говоря, не было как такового. Тут не было света, все было заполнено мраком. Но свет был не нужен, его заменяли краски удивительных оттенков – густых и темных, но прекрасно различимых. Странно, но в них практически не было зеленого цвета – коричневые, багровые и многие другие оттенки красной палитры, названия которым я не знаю.
Иным здесь было и время. Все двигалось, переливалось, струилось, но по-прежнему было все тем же оврагом, деревьями, ручьем. Движение было неспешным, текучим, даже вода в ручье была похожа на тягучий вязкий сироп, хотя, в то же время, представляла собой некий большой цельный кристалл.
Я увидел настоящую, скрытую от человеческих глаз, жизнь этого Оврага, небольшого островка жизни среди изуродованных, вспаханных и заброшенных полей. Я почувствовал его незащищенность и смутную тоску. Он знал, что умирает. Все деревья на его берегах были стары, многие уже высохли и упали, а молодых и сильных практически не было. Все ближе подбираются к нему автострады и человеческое жилье. Скоро он будет кому-то мешать и тогда неизбежно исчезнет с лица земли.
Как и все живое, он не хотел умирать. Его душа могла бы уйти в другое место, но сейчас это было невозможно – через мертвые поля генетически измененной пшеницы, загаженные азотными удобрениями, автомобильные дороги и железнодорожные лини ей не перебраться. Человек даже Землю разделил на части этими прочными энергетическими барьерами, через которые не может пройти ни одна природная Стихиаль…

Всего несколько минут длился этот визит, после которого меня вновь возвратили к весеннему Солнцу, но большего было и не нужно, - мне показали все, что я хотел и должен был увидеть.
Сегодня я опять отыскал ту поляну на косогоре и увидел там Лешего. Полюбовавшись на него, я достал кристалл черного горного хрусталя – моего будущего помощника, и начал знакомить его с Поляной. Я увидел, как они потянулись друг к другу, очень удивленные этой встречей, но даже без тени настороженности или опаски. «Кто ты?» – спрашивали они друг друга, столь разные, выросшие далеко друг от друга в совершенно различных условиях, но все же дети одной Матери. «Кто ты?» – задали они немой вопрос и в мгновение ока рассказали все о себе. Они ведь не люди, им нечего скрывать.
Кристалл неожиданно потянул мою руку в сторону и я увидел, что он повернулся к Лешему. Я увидел легкое полупрозрачное облачко, которое протянулось от Лешего вверх по склону оврага, к небольшому углублению в земле. Я понял, что там остались корни упавшего клена. На меня вдруг накатила легкая грусть – такая, которую вызывают старые фотографии из далекого детства, – это Леший рассказывал о себе. И я увидел клен таким, каким он был когда-то. Выросший на крутом склоне, его ствол резко изгибался у самой земли. Он так и не смог полностью выпрямиться – так и прожил свою жизнь, склонив свои ветви в сторону ручья на дне оврага, слушая днем и ночью его тихую журчащую песню.
Деревья умирают не так, как люди – их душа уходит медленно и долго, постепенно растворяясь в душе Земли. Пока их тело не сгниет или не сгорит в костре, душа дерева живет, постепенно угасая и теряя себя. Леший был жив и просил освободить, но, по каким-то причинам, я не мог этого сделать – просто почувствовал, что нельзя. Но я мог забрать душу Лешего и мой кристалл был готов принять ее. Я присел возле дерева и обнял его ствол. Он показался мне каким-то особенно теплым, а рука с кристаллом в ладони начала тяжелеть, окуталась облаком мягкой, теплой энергии и появилась знакомая «ломота» в ладони и запястье. Кристалл отозвался всплеском энергии и облако вошло в него. Дерево и камень, ничуть не мешая друг другу, слились в одном теле. Но что-то осталось и в коряге. Правда, сознание этого «что-то» было уже таким же смутным, как и у травы, но все же было и имело связь с душой в кристалле. В природе ничего нельзя разорвать полностью.
Когда я уходил из леса, Леший явственно дал о себе знать. Я достал кристалл и тот повернулся в сторону Оврага. Старый клен прощался с местом…

=====================
Ю. Степанов, 2005

URL
   

MVision Studio

главная